Правовая команда
Обзор некоммерческого законодательства
Март 2019
Принятые или вступающие в силу
федеральные законы

Закон направлен на пресечение распространения под видом достоверных сообщений недостоверной общественно значимой информации, которая создаёт угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо угрозу создания помех функционированию или прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности и связи.

В отношении такой информации будет применяться существующий порядок ограничения доступа к информации, распространяемой с нарушением законодательства.


Также Законом предусматривается, что в случаях, когда указанная недостоверная общественно значимая информация распространяется средством массовой информации, относящимся к сетевым изданиям, редакция такого сетевого издания должна быть предварительно уведомлена уполномоченным федеральным органом исполнительной власти о необходимости удаления названной информации. Ограничение доступа к сетевому изданию допускается лишь в случаях неисполнения его редакцией требования об удалении этой информации.


Закон вступил в силу 29 марта 2019 года.

Закон логически связан с Федеральным законом от 18 марта 2019 года №31-ФЗ «О внесении изменения в статью 15-3 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (см. справку выше).


Законом вводится новая часть 9 статьи 13.15 (Злоупотребление свободой массовой информации) КоАП РФ, устанавливающая административную ответственность за распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений, создавшее угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо угрозу создания помех функционированию или прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи, если эти действия лица, распространяющего информацию, не содержат уголовно наказуемого деяния. Ответственность предусмотрена в виде штрафа на граждан – от 30 000 до 100 000 рублей, на должностных лиц – от 60 000 до 200 000 рублей, на юридических лиц – от 200 000 до 500 000 рублей.


В случае повторного совершения указанных действий либо если такие действия повлекли создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи, если эти действия лица, распространяющего информацию, не содержат уголовно наказуемого деяния, предусмотрена повышенная ответственность (часть 10 статьи 13.15 КоАП). Штраф на граждан – от 100 000 до 300 000 рублей, на должностных лиц – от 300 000 до 600 000 рублей, на юридических лиц – от 500 000 до 1 000 000 рублей.

Кроме того, повышенная административная ответственность установлена за распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений, повлекшее смерть человека, причинение вреда здоровью человека или имуществу, массовое нарушение общественного порядка и (или) общественной безопасности, прекращение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи, если эти действия лица, распространяющего информацию, не содержат уголовно наказуемого деяния (часть 11 статьи 13.15 Кодекса). Штраф на граждан – от 300 000 до 400 000 рублей, на должностных лиц – от 600 000 до 900 000 рублей, на юридических лиц – от 1 000 000 до 1 500 000 рублей.

Обо всех случаях возбуждения дел об указанных административных правонарушениях в течение 24 часов уведомляются органы прокуратуры.

Дела о таких административных правонарушениях подведомственны судьям, правом составлять протоколы об административных правонарушениях наделяются должностные лица органов внутренних дел (полиции).


В отношении указанных административных правонарушений устанавливается годичный срок давности привлечения к административной ответственности, а также предусматривается возможность проведения административного расследования.


Законом также устанавливается, что при назначении административного наказания за указанные административные правонарушения административный штраф не подлежит замене предупреждением.


Предусмотренная ч.ч. 9 – 11 ст. 13.15 КоАП административная ответственность не применяется, если распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений началось до дня вступления в силу Закона, т.е. до 18 марта 2019 года.

Закон дополнен новой статьей 151.1, устанавливающей порядок ограничения доступа к информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации.


В случае обнаружения такой информации, Генеральный прокурор или его заместители обращаются в Федеральную службу по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) с требованием о принятии мер по удалению указанной информации и по ограничению доступа к информационным ресурсам, распространяющим указанную информацию, в случае ее неудаления.


После получения такого требования Роскомнадзор незамедлительно:


1) определяет провайдера хостинга или иное лицо, обеспечивающее размещение в информационно-телекоммуникационной сети, в том числе в сети "Интернет", указанного информационного ресурса (далее – иное лицо), обслуживающего владельца сайта в сети "Интернет", на котором размещена соответствующая информация;

2) направляет провайдеру хостинга или иному лицу уведомление в электронном виде на русском и английском языках о нарушении порядка распространения информации с указанием доменного имени и сетевого адреса, позволяющих идентифицировать сайт в сети "Интернет", на котором размещена соответствующая информация, а также указателей страниц сайта в сети "Интернет", позволяющих идентифицировать такую информацию, и с требованием принять меры по удалению такой информации;

3) фиксирует дату и время направления уведомления провайдеру хостинга или иному лицу в соответствующей информационной системе.


Незамедлительно с момента получения уведомления, провайдер хостинга или иное лицо обязаны проинформировать об этом обслуживаемого ими владельца информационного ресурса и уведомить его о необходимости незамедлительно удалить соответствующую информацию.

Владелец информационного ресурса в течение обязан удалить такую информацию. В случае отказа или бездействия владельца информационного ресурса провайдер хостинга или иное лицо обязаны ограничить доступ к соответствующему информационному ресурсу незамедлительно по истечении суток с момента получения уведомления.

В случае непринятия провайдером хостинга или иным лицом и (или) владельцем информационного ресурса мер, доменное имя сайта в сети "Интернет", его сетевой адрес, указатели страниц сайта в сети "Интернет", позволяющие идентифицировать запрещенную информацию, направляются Роскомнадзором по системе взаимодействия операторам связи для принятия мер по ограничению доступа к данному информационному ресурсу, в том числе к сайту в сети "Интернет".


В случае удаления информации, владелец информационного ресурса направляет об этом уведомление в Роскомнадзор (допускается в электронном виде). После его получения и проверки достоверности, Роскомнадзор незамедлительно информирует оператора связи о возобновлении доступа к информационному ресурсу.


Закон вступил в силу 29 марта 2019 года.

Закон логически связан с Федеральным законом от 18 марта 2019 года №30-ФЗ «О внесении изменения в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (см. справку выше).

Статья 20.1 КоАП (Мелкое хулиганство) дополняется новыми частями 3–5.

Часть 3 статьи 20.1 КоАП предусматривает административную ответственность за распространение в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет, информации, выражающей в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния. В качестве наказания предусмотрен штраф в размере от 30 000 до 100 000 рублей.


Части 4 и 5 статьи 20.1 Кодекса предусматривают повышенную административную ответственность за повторное совершение указанного административного правонарушения (штраф в размере от 100 000 до 200 000 рублей или административный арест на срок до 15 суток), а также за совершение указанного административного правонарушения лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение более двух раз (штраф в размере от 200 000 до 300 000 рублей или административный арест на срок до 15 суток).


Обо всех случаях возбуждения дел об административных правонарушениях, предусмотренных частями 3–5 статьи 20.1 Кодекса, в течение 24 часов уведомляются органы прокуратуры.


Дела о таких административных правонарушениях относятся к подведомственности судей, правом составлять протоколы об административных правонарушениях наделяются должностные лица органов внутренних дел (полиции).


Закон вступил в силу 29 марта 2019 года.

Закон вступил в силу с 18 марта 2019 года (за исключением отдельных положений).


Внесенные изменения касаются адвокатов, нотариусов и тех, кто оказывает юридические или бухгалтерские услуги. Все они теперь должны применять меры по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества клиентов, которые попали в «черные списки» Росфинмониторинга. Речь идет о перечнях физлиц и организаций, связанных с экстремизмом или терроризмом, а также распространением оружия массового уничтожения.


Как именно исполнять требование, новые поправки не устанавливают. Вместе с тем, ранее появилось Информационное письмо Росфинмониторинга от 1 марта 2019 года № 60 «О методических рекомендациях по применению организациями, осуществляющими операции с денежными средствами или иным имуществом, индивидуальными предпринимателями, адвокатами, нотариусами и лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность в сфере оказания юридических или бухгалтерских услуг, мер по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества и снятию таких мер», из которого можно узнать некоторые подробности.


Так, замораживать безналичные денежные средства будут путем запрета совершать операции:

— за счет денежных средств, которые поступили от клиента из «черного списка» или от третьего лица, но для этого клиента;

— по выплате денежных средств такому клиенту по какому-либо договору.

Закон также устанавливает, что из-за блокировки денег и имущества у адвокатов, нотариусов, представителей юридического и бухгалтерского консалтинга гражданско-правовая ответственность не возникнет.

Принятые ведомственные приказы

Приказом устанавливаются порядок и стандарт предоставления указанной государственной услуги, сроки и последовательность административных процедур и формы контроля за ее предоставлением.


Согласно приказу государственную услугу предоставляют Минюст России и его территориальные органы, которые выдают заключение о соответствии качества оказания социально ориентированной некоммерческой организацией содействия в предоставлении бесплатной юридической помощи или принимают решения об отказе в его выдаче. Для получения заключения необходимо предоставить заявление, а также документы, обосновывающие соответствие оказываемых организацией услуг установленным критериям и подтверждающие отсутствие задолженностей по обязательным платежам. Государственная услуга предоставляется в течение 30 дней.


В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации «О реестре некоммерческих организаций – исполнителей общественно полезных услуг» организация для признания ее исполнителем общественно полезных услуг и внесения в реестр представляет в уполномоченный орган необходимый пакет документов, в том числе заключение о соответствии качества оказываемых организацией общественно полезных услуг установленным требованиям. Одной из таких услуг является содействие в предоставлении бесплатной юридической помощи.

Приказ вступил в силу 30 марта 2019 года.

В результате внесенных изменений, в ходе отчетной кампании 2019 года:


- в общем порядке некоммерческие организации (например, фонды, АНО, ассоциации) отчитываются по обновленным формам, но не заполняют в форме ОН0002 строки 1.4 и 3.3;


- все общественные объединения (например, общественные организации, общественные фонды, общественные движения) направляют сообщение о продолжении деятельности и обновленную форму ОН0003, в которой в пунктах 1, 2, 3, 4 не заполняются сведения о целях расходования денежных средств (использования иного имущества) и о фактическом расходовании денежных средств (использовании иного имущества), полученных от российских юридических лиц, получающих денежные средства (иное имущество) от иностранных источников.


Указанные строки и сведения необходимо будет заполнять в следующем году, начиная с отчета за 2019 год.

Проекты федеральных законов

Законопроект внесен на рассмотрение Государственной Думы 31 декабря 2018 года Правительством РФ.


Законопроектом предлагается внести в Федеральный закон от 24.07.07 №209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» изменения, закрепляющие понятия «социальное предпринимательство», «социальное предприятие».


Согласно предлагаемым поправкам, «социальное предпринимательство - деятельность, направленная на достижение общественно полезных целей, способствующих решению социальных проблем граждан и общества, при осуществлении которой выполняются условия, предусмотренные частью 1 статьи 24.1 настоящего Федерального закона». «Социальные предприятия - субъекты малого и среднего предпринимательства, осуществляющие деятельность в сфере социального предпринимательства».


Упоминаемая в определении статья 24.1 также вводится данным законопроектом и регулирует оказание поддержки субъектам малого и среднего предпринимательства, осуществляющим деятельность в сфере социального предпринимательства, органами государственной власти и органами местного самоуправления.


В качестве условий получения поддержки устанавливаются:

- обеспечение занятости социально уязвимых категорий граждан;

- обеспечение доступа производимых уязвимыми категориями граждан товаров (работ, услуг) к рынку сбыта;

- осуществление деятельности, направленной на производство товаров (работ, услуг), которые ориентированы на уязвимые категории граждан;

- осуществление деятельности, направленной на достижение общественно полезных целей, способствующих решению социальных проблем граждан и общества в целом.


Определение порядка признания социальным предприятием предлагается возложить на Министерством экономического развития РФ.


Сведения о том, что юридическое лицо или индивидуальный предприниматель является социальным предприятием, предлагается вносить в единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства.


Поскольку к социальным предприятиям предлагается относить исключительно субъекты малого и среднего предпринимательства, предлагаемые законопроектом нормы не будут распространяться на деятельность некоммерческих организаций.

5 марта 2019 года Государственной Думой принят в 1 чтении проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности"в части внедрения реестровой модели предоставления государственных услуг по лицензированию отдельных видов деятельности»

В соответствии с проектом подтверждать право компании или ИП заниматься определенным бизнесом будет не документ, а запись в реестре лицензий.


Как и сейчас, юрлица и ИП смогут получать выписку из реестра на бумаге. С января 2020 года за нее придется платить (сумму установят отдельно). Электронная выписка останется бесплатной.


Кроме того, появится возможность обращаться в МФЦ с заявлением о предоставлении или переоформлении лицензий.

Статьей 9 Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» установлено, что перечень общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Законом, подлежит размещению в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» на официальном сайте Министерства юстиции. В соответствии с подпунктом 30.28 пункта 7 Указа Президента Российской Федерации от 13.10.2004 № 1313 «Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации» Минюст России осуществляет ведение перечня общественных объединений и религиозных организаций, иных некоммерческих организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации, в связи с осуществлением ими экстремистской деятельности, и его опубликование.


Законопроектом предлагается законодательно закрепить обязанность судов направлять в Минюст вступившие в законную силу решения о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», в целях поддержания в актуальном состоянии перечня общественных объединений и религиозных организаций, иных некоммерческих организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением ими экстремистской деятельности.

Срок общественного обсуждения законопроекта – с 28 марта по 10 апреля 2019 года.


Законопроектом предлагается закрепить в законе о госрегистрации юрлиц и ИП, что юрлицо можно зарегистрировать по адресу места жительства:

— учредителя юрлица;

— лица, которое может действовать от имени юрлица без доверенности.


Высший арбитражный суд РФ высказывал мнение, что такая регистрация допустима. Теперь устоявшаяся практика найдет отражение в законе. Это позволит избежать разночтений. Сейчас установлено, что юрлицо регистрируется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а если его нет — иного органа или лица, уполномоченного выступать от имени юрлица.

Иные новости
1 марта 2019 г. в ходе заседания коллегии «Об итогах деятельности Министерства юстиции Российской Федерации за 2018 год и задачах на 2019 год» Министр юстиции Российской Федерации А.В. Коновалов озвучил результаты работы в сфере деятельности некоммерческих организаций за 2018 год. Текстовый файл доклада об итогах работы Минюста за 2018 год по состоянию на 31 марта 2019 года не опубликован.

А.В. Коновалов сообщил, что общее количество некоммерческих организаций в Российской Федерации является стабильным, его колебания незначительны – в пределах 1%. В настоящее время зарегистрировано более 216 тыс. некоммерческих организаций, в том числе 63 политические партии, которые имеют право участвовать в выборах и 3 470 их структурных подразделений.


При осуществлении контроля в отношении некоммерческих организаций в 2018 году Минюстом России и его территориальными органами проведено 4 626 проверок, из которых 304 проведены во внеплановом порядке. Это меньше, чем в 2017 году.


По результатам проверок вынесено 33 229 письменных предупреждений о выявленных нарушениях законодательства Российской Федерации; принято 27 решений о приостановлении деятельности общественных объединений; составлено 11 722 протокола об административных правонарушениях; в суды направлено 4 765 исковых заявлений о ликвидации некоммерческих организаций и 184 заявления о приостановлении деятельности региональных отделений политических партий.


Обязанность по представлению некоммерческими организациями отчетности, предусмотренной законодательством Российской Федерации, исполнили 112 626 организаций, что составляет 68,8% от общего количества некоммерческих организаций (163 775), на которые распространяется такая обязанность. Примерно такой же показатель был в 2017 году.


Министр отметил, что в 2018 году введены новые формы отчетности, предусматривающие представление данных о доходах, полученных от российских юридических лиц, получающих средства из иностранных источников. Сообщение об этом вызвало определенные сложности и жалобы. В связи с этим Минюстом России подготовлен проект приказа, предусматривающий перенос срока представления некоммерческими организациями данных о доходах, полученных от российских юридических лиц, получающих средства из иностранных источников. Соответствующие сведения необходимо будет представлять при составлении отчетности за 2019 год и позднее.


В 2018 году в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, включено 7 организаций, из которых 3 – на основании добровольной подачи заявления.

В реестр некоммерческих организаций – исполнителей общественно полезных услуг включены 122 социально-ориентированные некоммерческие организации, что почти в два раза больше, чем в 2017 году.

В настоящее время опубликован только вариант доклада на английском языке, на русском языке есть только краткий пресс-релиз.


Издание «Коммерсант» приводит выдержки из доклада и комментарии к ним:


«Доклад Венецианской комиссии подготовлен ее членами из Чехии, Великобритании, Нидерландов и Исландии по запросу генсекретаря СЕ Турбьорна Ягланда. В нем обобщена четырехлетняя критика комиссии законодательных препятствий иностранному финансированию в государствах Центральной и Восточной Европы, в том числе в России, Венгрии и на Украине. Национальные государства пытаются оградить себя от внешних воздействий введением особых правил в отношении иностранного финансирования НКО и партий. Однако право НКО на поиск финансовых и материальных ресурсов — «неотъемлемая часть» свободы собраний, защищенной ст. 11 Европейской конвенции о правах человека и ст. 22 Международного пакта о гражданских и политических правах.


Ограничение прав НКО может считаться законным, если оно «основано на фактах и направлено на предотвращение реальной, а не гипотетической опасности», говорится в документе. Например, для борьбы с финансированием терроризма и отмыванием денег требование к НКО представлять отчетность госорганам может быть введено, а требование публично раскрывать данные об источнике финансирования и донорах — нет: общественность, в отличие от власти, бороться с преступностью не обязана, говорится в докладе. Даже при наличии «правдоподобных доказательств непосредственной угрозы государству или демократии» введению любых ограничений, в том числе на иностранное финансирование НКО, должны предшествовать оценки рисков. Но абстрактная «обеспокоенность общественности» и «подозрения» в отношении законности и честности их финансирования такие ограничения оправдать не могут.


Незаконными считают в комиссии СЕ и ограничения для НКО, мотивированные их «политическими целями». Венецианская комиссия подчеркнула, что «правовое регулирование не должно ни в какой форме ущемлять демократические права отдельных лиц выражать свое мнение, проводить правозащитные мероприятия и кампании за политические перемены». Единственной законной целью может быть обеспечение прозрачности влияния лоббистских групп на процесс формирования политических институтов и принятия решений, то есть если НКО занимается лоббизмом, понятие которого четко определено в законодательстве (в РФ такого закона нет). Венецианская комиссия считает, что в случае «продвижения конкретных интересов путем общения с государственными должностными лицами в рамках структурированной и организованной деятельности» общественность заинтересована в том, чтобы знать участников лоббирования и их финансовые источники.


При этом власти должны исключить чрезмерный контроль над НКО: в борьбе с преступностью приоритет следует отдавать уже существующим инструментам банковского и антитеррористического законодательства, прежде чем прибегать к новым громоздким требованиям отчетности. Любые различия в правилах отчетности и раскрытия информации между структурами гражданского общества и бизнеса должны быть объективно и разумно обоснованы. Санкции, налагаемые на НКО за нарушение требований законодательства об иностранном финансировании, должны быть соразмерными, им должно предшествовать предупреждение (c возможностью получить разъяснения и время для исправления), нарушение правил представления отчетности или раскрытия информации не может приводить к роспуску НКО. Судья должен иметь возможность оценить соразмерность санкции, налагаемой на НКО, исходя из серьезности нарушения. В отношении НКО, финансируемых из-за рубежа, не должно быть дискриминации. Государства должны воздерживаться от негативных кампаний и наложения на такие НКО ярлыков, которые могут вызвать недоверие к ним и препятствовать их законной деятельности. Напротив, доступ к финансированию для ее осуществления власти должны облегчать».

Хотите получать обзоры на e-mail?
Оставьте свой e-mail в форме ниже, и мы будем отправлять Вам раз в месяц обзор некоммерческого законодательства