Совет Федерации одобрил закон, по которому Минюст получит доступ к банковским данным НКО
23 июня 2021 года Советом Федерации одобрен и направлен на подпись Президенту РФ внесенный 31 мая 2021 года Правительством РФ проект федерального закона «О внесении изменений в статью 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности».
Данный проект был разработан Минюстом России и прошел процедуру общественного обсуждения с 25 января по 8 февраля 2021 года.

Текст принятого Государственной Думой законопроекта отличается от первоначальной редакции, выносившейся на общественное обсуждение – изменены номера частей, в которые вносятся изменения.

Так, в статью 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 года № 395-1 «О банках и банковской деятельности», регулирующую соблюдение банковской тайны, предлагается внести следующие изменения (с соответствующим сдвигом нумерации частей статьи):

1. Дополнить новой частью 10, устанавливающей, что «Информация об операциях и о счетах некоммерческих организаций, за исключением некоммерческих организаций, указанных в пункте 4 статьи 1 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (прим. - это религиозные организации), представляется кредитными организациями федеральному органу исполнительной власти, осуществляющему функции по федеральному государственному надзору за деятельностью некоммерческих организаций (прим. – Министерство юстиции РФ), по запросам, направленным руководителем (заместителем руководителя) федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по федеральному государственному надзору за деятельностью некоммерческих организаций, в соответствии с Федеральным законом от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» и Федеральным законом от 19 мая 1995 года № 82-ФЗ «Об общественных объединениях».

Таким образом, Министерству юстиции РФ фактически разрешается доступ к информации, составляющей банковскую тайну в отношении некоммерческих организаций всех организационно-правовых форм, на которые распространяется действие Федерального закона «О некоммерческих организациях» и Федерального закона «Об общественных объединениях»;

2. Дополнить новой частью 15, закрепляющей, что «Федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по федеральному государственному надзору за деятельностью некоммерческих организаций (прим. – Минюст), не вправе раскрывать третьим лицам информацию, полученную от кредитных организаций в соответствии с Федеральным законом от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» и Федеральным законом от 19 мая 1995 года № 82-ФЗ «Об общественных объединениях», за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами». Тем самым логично установлена обязанность должностных лиц Минюста соблюдать конфиденциальность. Дополнительно это подтверждается включением Минюста в список органов власти, которые несут ответственность (часть 16 в новой нумерации).

За разглашение банковской тайны в законодательстве предусмотрена административная ответственность по ст. 13.14 КоАП РФ (Разглашение информации с ограниченным доступом) и уголовная ответственность по ст. 183 УК РФ (Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну). Вместе с тем, сложность доказывания факта разглашения информации, составляющей банковскую тайну, конкретным должностным лицом, вызывает серьезные опасения относительно четкого соблюдения Минюстом режима конфиденциальности, а также возможного использования данной информации для давления на конкретные НКО (например, распространение информации в СМИ).

В соответствии со ст. 26 (ч. 1) ФЗ «О банках и банковской деятельности», кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, о счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.

При внесении законопроекта на рассмотрение Государственной Думы в пояснительной записке к законопроекту было указано, что «для проверки соответствия расходования денежных средств некоммерческими организациями уставным целям Минюсту России ‎и его территориальным органам необходима информация ‎о финансово-хозяйственной деятельности некоммерческих организаций. Указанная информация при проведении проверок запрашивается непосредственно у проверяемых организаций. При этом некоммерческой организацией запрашиваемые документы могут быть представлены не полностью или вовсе не представлены».

В соответствии с пп. 4 п. 5 ст. 32 ФЗ «О некоммерческих организациях», Минюст России, действительно, имеет право проводить проверки соответствия деятельности некоммерческой организации, в том числе по расходованию денежных средств и использованию иного имущества, целям, предусмотренным ее учредительными документами. В рамках таких проверок Минюстом России у проверяемых некоммерческих организаций запрашиваются бухгалтерские документы, копии договоров и иные документы, подтверждающие расходование денежных средств и использование иного имущества.

За непредставление требуемой Минюстом информации или за ее представление в неполном или искаженном виде действующим законодательством предусмотрена административная ответственность по ст. 19.4 КоАП РФ (Неповиновение законному распоряжению должностного лица органа, осуществляющего государственный надзор (контроль), должностного лица организации, уполномоченной в соответствии с федеральными законами на осуществление государственного надзора, должностного лица органа, осуществляющего муниципальный контроль), ст. 19.4.1 КоАП РФ (Воспрепятствование законной деятельности должностного лица органа государственного контроля (надзора), должностного лица организации, уполномоченной в соответствии с федеральными законами на осуществление государственного надзора, должностного лица органа муниципального контроля), ст. 19.7 КоАП (Непредставление сведений (информации).

Помимо получения информации непосредственно от проверяемой некоммерческой организации, Минюст России в постоянном режиме получает информацию от Федеральной службы по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг) в соответствии со п. 14.1 ст. 32 ФЗ «О некоммерческих организациях», который гласит, что «федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление функции по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения, анализирует информацию об операциях некоммерческих организаций, полученную им на основании Федерального закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма", и при наличии оснований, свидетельствующих о неполноте и (или) недостоверности указанной информации либо о том, что некоммерческая организация не исполняет или не в полной мере исполняет требования законодательства Российской Федерации, сообщает об этом органу, принявшему решение о государственной регистрации данной некоммерческой организации, по запросу указанного органа или по собственной инициативе». Федеральные органы государственного финансового контроля и налоговые органы также сообщают в Минюст о результатах контроля соответствия расходования денежных средств уставным целям деятельности некоммерческих организаций (п. 14 ст. 32 ФЗ «О некоммерческих организациях»).

Таким образом, Минюст России обладает всеми возможностями получения полного объема информации, необходимого для реализации им своих контрольных полномочий. В связи с этим, предоставление Минюсту России права доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну, является избыточной и необоснованной мерой. Аргументация Минюста о том, что проверяемые организации могут не представить или представить неполную информацию, является несостоятельной.